Урок мужества ко Дню партизан и подпольщиков

Памятная дата в России, которая отмечается 29 июня, начиная с 2010 года. День партизан и подпольщиков. Установлен Государственной думой России в марте 2009 года «в знак памяти самоотверженной борьбы в тылу врага партизан и подпольщиков, внесших значительный вклад в победу советского народа над фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

Какую цену заплатили за освобождение Родины ее защитники, воевавшие в тылу врага?

Об этом редко вспоминают, но в военные годы ходила такая шутка, звучавшая с оттенком гордости: «А чего нам ждать, пока союзники второй фронт откроют? У нас он давно открыт! Называется Партизанский фронт». Если и есть в этом преувеличение, то небольшое. Партизаны Великой Отечественной войны действительно были настоящим вторым фронтом для гитлеровцев.

Чтобы представить себе масштабы партизанской войны, достаточно привести несколько цифр. К 1944 году в партизанских отрядах и соединениях воевало около 1,1 млн человек. Потери немецкой стороны от действий партизан составили несколько сот тысяч человек — в это число входят и солдаты и офицеры вермахта (не менее 40 000 человек даже по скупым данным немецкой стороны), и всякого рода коллаборанты типа власовцев, полицейских, колонистов и так далее. Среди уничтоженных народными мстителями — 67 немецких генералов, еще пятерых удалось взять живыми и переправить на Большую землю. Наконец, об эффективности партизанского движения можно судить и по такому факту: на борьбу с противником в собственном тылу немцам пришлось отвлечь каждого десятого солдата сухопутных войск!

Понятно, что и самим партизанам такие успехи дались дорогой ценой. В парадных реляциях того времени все выглядит красиво: уничтожили 150 солдат противника — потеряли убитыми двух партизан. В реальности партизанские потери были куда выше, и даже сегодня окончательная их цифра неизвестна. Но потери были наверняка не меньше, чем у противника. Свои жизни за освобождение Родины отдали сотни тысяч партизан и подпольщиков.

То, что советское правительство сделает ставку на партизанскую борьбу в случае крупной войны на западных границах, было понятно еще в конце 1920-х — начале 1930-х. Именно тогда сотрудники ОГПУ и привлеченные ими партизаны ― ветераны Гражданской войны разрабатывали планы по организации структуры будущих партизанских отрядов, закладывали скрытые базы и тайники с оружием, боеприпасами и снаряжением. Но, увы, незадолго до начала войны, как вспоминают ветераны, эти базы начали вскрывать и ликвидировать, а выстроенную систему оповещения и организации партизанских отрядов — ломать. Тем не менее, когда 22 июня на советскую землю упали первые бомбы, многие партийные работники на местах вспомнили об этих довоенных планах и начали формировать костяки будущих отрядов.

Но так возникали далеко не все отряды. Немало было и таких, которые появлялись стихийно — из не сумевших прорваться через линию фронта солдат и офицеров попавших в окружение частей, не успевших эвакуироваться специалистов, не добравшихся до своих частей призывников и тому подобного контингента. Причем процесс этот был неконтролируемым, а численность подобных отрядов — небольшой. По некоторым данным, зимой 1941‒1942 годов в тылу у немцев действовало свыше 2 тыс. партизанских отрядов, их общая численность составляла 90 тыс. бойцов. Получается, что в среднем в каждом отряде было до полусотни бойцов, чаще же один-два десятка. Кстати, как вспоминают очевидцы, местные жители начали активно уходить в партизанские отряды не сразу, а лишь к весне 1942-го, когда «новый порядок» проявил себя во всем кошмаре, а возможность выжить в лесу стала реальной.

В свою очередь, отряды, возникшие под началом людей, которые занимались подготовкой партизанских действий еще до войны, были более многочисленными. Такими были, например, отряды Сидора Ковпака и Алексея Федорова. Основой таких соединений стали сотрудники партийных и советских органов, возглавляли их будущие партизанские генералы. Так возник и легендарный партизанский отряд «Красный Октябрь»: основой для него стал сформированный Тихоном Бумажковым истребительный батальон (добровольческое вооруженное формирование первых месяцев войны, привлекавшееся к антидиверсионной борьбе в прифронтовой полосе), который потом «оброс» местными жителями и окруженцами. Точно так же возник и знаменитый Пинский партизанский отряд, позднее переросший в соединение, ― на базе истребительного батальона, созданного Василием Коржем, кадровым сотрудником НКВД, который за 20 лет до того занимался подготовкой партизанской борьбы. Его первый бой, который отряд дал 28 июня 1941 года, многими историками считается первым боем партизанского движения в годы Великой Отечественной войны.

Одним из легендарных отрядов был отряд Дмитрия Медведева «Победители». Основу таких отрядов составляли бойцы и командиры частей НКВД и профессиональные разведчики и диверсанты. Перед командирами подобных специальных отрядов ставились более серьезные и трудные задачи, чем перед обычными партизанами. Зачастую им приходилось вести масштабную тыловую разведку, разрабатывать и проводить операции внедрения и ликвидационные акции. Можно вновь привести в пример тот же отряд Дмитрия Медведева «Победители»: именно он обеспечивал поддержку и снабжение знаменитого советского разведчика Николая Кузнецова, на счету которого — ликвидация нескольких крупных чиновников оккупационной администрации и несколько крупных успехов в агентурной разведке.

Но все-таки главная задача партизанского движения, которым с мая 1942 года руководил из Москвы Центральный штаб партизанского движения (а с сентября по ноябрь еще и Главнокомандующий партизанским движением, пост которого три месяца занимал «первый красный маршал» Климент Ворошилов), была другой. Не позволить оккупантам закрепиться на захваченной земле, наносить им постоянные беспокоящие удары, нарушать тыловые коммуникации и транспортное сообщение — вот чего Большая земля ждала и требовала от партизан.

Правда, о том, что у них есть какая-то глобальная цель, партизаны, можно сказать, и узнали только после появления Центрального штаба. И дело тут вовсе не в том, что раньше некому было отдавать приказы, ― не было возможности донести их до исполнителей. С осени 1941 года и до весны 1942-го, пока фронт с огромной скоростью катился на восток и страна предпринимала титанические усилия, чтобы остановить это движение, партизанские отряды в основном действовали на свой страх и риск. Предоставленные сами себе, практически без поддержки из-за линии фронта, они вынуждены были заниматься больше выживанием, чем нанесением врагу существенного урона. Похвастаться связью с Большой землей могли немногие, да и то в основном те, кого организованно забрасывали в немецкий тыл, снабдив и рацией, и радистами.

Зато после появления штаба партизан начали централизованно обеспечивать связью (в частности, начались регулярные выпуски из школ партизанских радистов), налаживать координацию между подразделениями и соединениями, использовать постепенно возникающие партизанские края в качестве базы для авиаснабжения. К тому времени сформировалась и основная тактика партизанской войны. Действия отрядов, как правило, сводились к одному из двух приемов: беспокоящим ударам в месте дислокации или длительным рейдам по тылам противника.

Но чем занимались практически все без исключения партизанские отряды — так это нарушением коммуникаций немцев. И неважно, делалось это в рамках рейдовой или беспокоящей тактики: наносились удары по железнодорожным (в первую очередь) и автомобильным дорогам. Те, кто не мог похвастаться большой численностью отрядов и особыми навыками, сосредотачивались на подрыве рельсов и мостов. Более крупные отряды, имевшие подразделения подрывников, разведчиков и диверсантов и специальные средства, могли рассчитывать на более крупные цели: большие мосты, узловые станции, железнодорожную инфраструктуру.

Но все эти события не могут умалить главного — невероятного, неповторимого подвига людей, которые в глубоком тылу врага делали все, чтобы защитить свою Родину. Пусть на ощупь, без всякого представления о тактике и стратегии, с одними винтовками и гранатами, но эти люди боролись за свою свободу. И лучшим памятником им может быть и будет память о подвиге партизан — героев Великой Отечественной войны, которую невозможно отменить или преуменьшить никакими стараниями.

Материал подготовлен заведеющей сектором "Говорящая книга" Дарьей Клименко.

 

Категория: